То как мы тратим деньги — расскажет о нашем характере

Скажи, сколько ты тратишь денег — и я скажу, кто ты!

То, как мы тратим деньги, может многое рассказать о нашем характере. Что можно узнать о вас? 

Скромница 

Внешний осмотр. Ни один нормальный человек не возьмется сказать, что не так со «скромницей». Но модных экспертов не проведешь: туфли увидели свет в 1998-м, джинсы приближаются к пенсионному возрасту, волосы окрашены в домашних условиях. Довольно подозрительно, если учесть, что ее дети вертят в руках игровую консоль последней модели и выглядят так, будто сошли с витрины Dolce & Gabbana Junior. 

Банковский анализ. «Скромнице» пока не случалось попадать в овердрафт. На ее кредитке всегда как минимум 500 евро. 

Анамнез. «Скромница» говорит, что не ограничена в средствах, но ей стыдно много тратить на себя. Она, например, без всяких угрызений совести покупает в разгар зимы килограмм клубники, чтобы порадовать свое семейство, но оплатить маленькую сумочку Prada у нее рука не поднимается. 

Рецепт. На каждые 100 евро, потраченные на семью, откладывать 50 в копилку с надписью «Для меня лично!». Если за два месяца сумма в копилке не превысит 200 евро, отменить казино. Просаживать деньги надо на покупки, а не на рулетку. 

Хитрая бестия 

Внешний осмотр. «Хитрая бестия» носит лишь те вещи, которые ей идут: не карикатурно модные, не чересчур банальные. Ее стрижка безупречна, ее улыбка белоснежна. И лишь черные круги под глазами выдают затаенную тревогу. Банковский анализ. Ее счет в полном порядке. Впрочем, тот, кто внимательно посмотрит на банковскую распечатку, обнаружит некоторые странности. Не меньше сорока строчек в списке расходов занимают покупки, сделанные в дорогих бутиках по каким-то нереально низким ценам: Sergio Rossi – 80 евро, YSL – 50 евро, Marc Jacobs – 52 евро… 

Анамнез. При попытке разобраться внешний лоск с «хитрой бестии» слетает. «Я успешный адвокат, хорошо зарабатываю на жизнь. Но за последние десять лет я даже трусов себе не купила по их нормальной цене. Понимаете, доктор, я только и думаю о том, как заполучить серьезную вещь за смешные деньги. Как только выдается свободная минутка, я бегу на разведку: не появилось ли где-нибудь новой таблички с надписью Sale? Я регулярно унижаюсь перед продавщицами, выпрашивая скидку, втираюсь в доверие к fashion-редакторам, чтобы попасть на закрытые распродажи, морю себя голодом, лишь бы влезть в одежду модельных размеров из шоу-румов. Я хорошо одета, но на мне нет ни одной вещи дороже 150 евро. Дошло до того, что я бесплатно стригусь на мастер-классах, которые дают для профессионалов стилисты, и отбеливаю зубы в тест-группе, испытывающей новую пасту. 

Рецепт. Лечение «хитрой бестии» будет столь же радикальным, сколь быстрым. Каждое утро она должна вешать на шею табличку с указанием стоимости ее наряда и припиской, сообщающей его реальную цену. Продолжать терапию до тех пор, пока обе цифры не сравняются. 

Транжира

Внешний осмотр. Кажется, что она сняла вещи с манекенов мультибрендового магазина класса люкс. Причем не с одного, а со всех, вместе взятых. Банковский анализ. Мотовка со стажем, она два раза уходила в космический овердрафт и чуть было не подверглась банковским репрессиям.

Анамнез. Вначале она говорит: «Деньги – это средство, а не цель», «Я трачу, как работаю, а работаю я очень напряженно». Но сквозь оправдания прорывается отчаяние: «Понимаете, я из последних сил поддерживаю индустрию роскоши: если не я, то кто?», «На мне колоссальная общественная нагрузка, ведь я всегда даю свои вещи подругам», «Лучше умереть с голоду в платье от Balеnciaga, чем есть баранью ножку в Miss Helen». Диагноз ясен: женщина нездорова.

Рецепт. Лечение электрошоком. Эта «транжира» должна умудриться прожить на 100 евро в месяц, не считая расходов на питание. Затем она снова сможет понемногу вводить в расходный рацион товары класса люкс. Партизанка Внешний осмотр. «Партизанка» выглядит абсолютно нормально. Банковский анализ. У «партизанки» абсолютно нормальная банковская история.Анамнез. И все-таки «партизанка» хранит свой скелет в шкафу. Послушаем ее: «Моя проблема в том, что я никогда не могу честно признаться, сколько потратила. То есть я неспособна назвать реальную цену того, что купила. Если на мне Vuitton, я объявляю, что это Zara за 35 евро. Если на мне Mango, что, к сожалению, случается гораздо чаще, я говорю, что это Balenciaga за 1400. С одной стороны, я делаю так, чтобы спасти свою семейную жизнь (если муж узнает, сколько я на самом деле отдала за пару туфель, он получит инфаркт). А с другой – чтобы поберечь нервы и энергию своих подруг (мне противна сама мысль о том, что они из женской солидарности захотят купить те же вещи, что и я)». Рецепт. Проблема «партизанки» не столь серьезна. Она и сама могла бы это обнаружить, если бы волею судеб попала на трехдневную стажировку в какой-нибудь глянцевый журнал. Вот уж где никто не говорит правды об истинной стоимости своей одежды, опасаясь, что в коридоре его забросают камнями участливые коллеги из отдела моды или поднимут на смех гордые интеллектуалы из отдела культуры. 

Скряга 

Внешний осмотр. В своем старом дырявом плаще, стоптанных туфлях и джинсах, потертых совсем не там, где было запланировано производителем, «скряга» внушает жалость. Банковский анализ. У «скряги» 30 тысяч евро на текущем счету. 

Анамнез. У нее тоже нет недостатка в аргументах: «Я не жадная, а экономная», «Деньги слишком трудно даются, чтобы пускать их на ветер», «У меня есть убеждения, я против общества потребления», «Дорогое — не всегда хорошее». В итоге становится ясно, что женщина оправдывается неспроста. 

Рецепт. «Скряге» такое же лечение, что и «транжире»: ей также показана электрошоковая терапия, но наоборот. «Скряга» должна потратить как минимум 1000 евро в месяц, не считая расходов на питание. Затем она снова сможет понемногу вводить в расходный рацион уцененные товары.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *