В моде 2016 — цветной мех

Зимой 2016 в моде цветной мех, и не просто цветной, ультра яркий и скомбинированный в цветные пятна, полоску, части. Меховая феерия цвета.

На все есть причины — и на это тоже. Забавно, но лет 15-17 назад мы уже переживали подобное цветовое безумие в меховых изделиях. Но тогда, сшитые из мелких цветных кусочков полушубки считались ширпотребом из отходов мехового производства и стоили гораздо дешевле таких же шубок сшитых из цельных меховых пластин. Такие кусочно цветастые меховые одежки тогда не пользовались большим успехом и надевали такие вещицы только отчаянные модницы, либо женщины с небольшим бюджетом на зимний шоппинг.

Ну ,а мне… мне всегда нравились необычные и яркие вещи, но увы, будучи школьницей, я не могла позволить себе тогда даже такую кусочную шубку. Зато в этом году я оторвусь по полной!

Для кого-то мех — вопрос жизни и смерти, причем своей собственной. И хотя стремительно приближающиеся холода не очень-то располагают к дискуссии об этике, Национальный музей Дании словно бросает вызов всем неравнодушным — там проходит масштабная выставка, посвященная меху, Fur — An Issue of Life and Death. 60 уникальных исторических меховых артефактов, собранных музеем за полярным кругом с 1850 года, показаны вместе с 30 шедеврами от Жан-Поля Готье, Ива Сен-Лорана, Оскара де ла Ренты, Сони Рикель и других дизайнеров с широкими взглядами на этику. Представлена и другая сторона: будни современных звероферм, несмотря на жесткие международные требования к условиям разведения, больше всего напоминающих концлагеря, и новейшие образцы меха искусственного в качестве альтернативы. Оставить свой комментарий, сообщение или селфи, которые будут немедленно включены в экспозицию, можно будет до 22 февраля.

Разумеется, это смешно — в эру шестого iPhone и интернета в каждой второй микроволновке носить на себе шкурки животных, словно Флинтстоуны. Защитники животных убеждены, что меховая индустрия сегодня — варварский пережиток прошлого, ведь существует масса альтернатив натуральному меху, по всем критериям превосходящих его. Страдания десятков животных, рожденных и жестоко убитых, чтобы стать вашей шубой, — еще не полный список грехов производства натурального меха. При выделке используется масса токсических веществ, а для одной-единственной шубы необходимо произвести и скормить 3,3 тонны пищи, утилизовать около 1 тонны отходов. Абсурдность системы налицо, ведь каждый третий ребенок в мире умирает от голода.

Но будем честны: мех — это нечто большее, чем способ согреться. От сигнала о поле владельца до социального статуса — мех, который вы носите (или нет), скажет о вас больше любого кредитного скоринга. Такие марки, как Fendi, Marni, Prada, использующие мех даже в летних коллекциях, сделали его непреложной частью модной индустрии. Их яркие, молодые, смелые творения, как и дизайнерские платья за 10 тысяч евро, — просто guilty pleasures. Небезобидные слабости своих клиентов свято чтут и те марки, чью меховую линейку не назовешь профильной. Ради поддержания элитарного имиджа они пускаются на лишние хлопоты, лишь бы среди рафинированной коллекции, скажем, Loro Piana мелькнул соболиный жакет, своеобразный маркер luxury.

АДЕПТЫ КЛАССИКИ ДЖЕЙ-ЗИ И КАНЬЕ УЭСТ МЕРКНУТ ПЕРЕД МАРКОМ ДЖЕЙКОБСОМ В ЖЕНСКОЙ НОРКОВОЙ PRADA.

Мех в дизайнерском исполнении — объект культа, а значит, очень дорог. Но даже стартовая цена (к примеру, в 70 тысяч евро) на творения главного оплота русских меховых традиций Елены Ярмак не смущает поклонников исключительного качества марки — коллекции из 50 соболиных шуб Helen Yarmak вовсе не миф. Небольшая калькуляция ставит вопрос даже не о благополучии соболей, а о голоде в Африке. С другой стороны, даже если ни одно living-breathing не пострадало ради вашей шубки, цены на пальто из искусственного меха Stella McCartney или палантины Vika Gazinskaya наводят на мысль, что в процессе их создания все-таки кто-то умер. Возможно, Шарлиз Терон стоит намекнуть девушкам, чтобы те снизили цены.

Это игра на контрастах: если вам случается спускаться в подземку, обилие меховых пальто из самой дорогой североамериканской норки шокирует. Формула мечты проста: черный — это новый черный, а минималистичный крой с рукавами 3/4 делает приобретение Настоящей Норковой Шубы возможным уже после третьей зарплаты на последнем месте работы, любом. Страшно сказать, но в нашей стране золотой стандарт черной норки, Blackglama, стал практически масс-маркетом. Оказалось, что благодаря потребительскому кредиту найти ответ на вопрос «what becomes a legend most?» можно и в съемной квартире в Тушино. Да что там, даже среди классических, «на века», темных поперечных спинок в метро нет-нет да и мелькнет белоснежная, чья презентабельная «жизнь после смерти» едва ли длинней жизни земной.

ЛЕДИ ГАГА

Жажда первичного накопления мехов успешно утолена, и на такие мелочи, как этика, оглядываться уже не выгодно. Солидная шуба на каждый день теперь есть у всех, при такой меховой доступности естественный выбор для люкса — быть arty. Действительно, кому нужны эти нефтяные оттенки, когда даже в Dior каракуль красят в розовый? «Седой» соболь — это прекрасно, но микс анилиновых цветов и дикого длинношерстного меха у Fendi — вот что действительно модно. Красная «чубакка» у Prada — это уже полшага за границы хорошего вкуса, но именно это и есть statement. Гений большого дизайнера прольет больше «света» на отнятые у зверюшек жизни и красоту, чем безымянные греческие фабрики. Самые обычные, сделанные на конвейере, «для галочки» шубы утратили главную ценность меха — они далеки от моды и роскоши. Покупая же вещь уникальную, созданную с большим почтением к меху, вы практически инвестируете в искусство. А разве это не весомый аргумент?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *