Архив рубрики: Мода

Пляжная одежда 2016. Что модно, а что уже нет?

Что изменилось в пляжной моде в 2016 году? Какие купальники в моде летом 2016? Модные пляжные платья и туники 2016. Новинки пляжной моды этого сезона!

Читать далее

В моде 2016 — цветной мех

Зимой 2016 в моде цветной мех, и не просто цветной, ультра яркий и скомбинированный в цветные пятна, полоску, части. Меховая феерия цвета. Читать далее

16 лучших платьев 72-го Венецианского кинофестиваля

Шестнадцать лучших платьев 72-го Венецианского кинофестиваля. Во что были наряжены звезды и гости 72-го Венецианского кинофестиваля. Самый древний кинофестиваль – Венецианский – в 72-й раз позволил гостям посмотреть самые интересные фильмы со всех концов мира, а режиссерам – представить их звездной публике и серьезному жюри. Кроме основной программы фестиваля, а именно – кинематографической – ни одну даму не оставит равнодушной программа модная. Восхитительные наряды, украшения, обувь… есть на что посмотреть в ожидании оглашения победителей. Читать далее

Мода осень зима 2016 /2015. Gucci

Что там Гуччи пророчит нам в этом/следующем году? В первый день Недели моды в Милане мы увидели дебютную коллекцию нового креативного директора бренда — Алессандро Микеле.

Итак… птицы. Нового дизайнера «проперло» по птичкам. Странно. Так не весна же, а осень. Птицы улетели? Полетим и мы дальше)

Читать далее

Мода осень зима 2015. Модные тенденции

Коллекция Max Mara осень-зима 2015-2016

Что будет в моде этой осенью и зимой 2015 года? Тенденции моды 2015 года предоставляют возможность наиболее успешно выразить свой индивидуальный стиль и стремление к прекрасному. Самые главные тренды этого года — это легкий и просторный крой, кожаные и меховые изделия, и цветность. Поэтому стоит задуматься о том, чтобы заблаговременно приготовится к модным сезонам. Одними из важных основ этого года станут раскованность и решимость. Не стоит себя чем-то ограничивать, следует полностью раскрыться и показать свою яркую индивидуальность. Неограниченное разнообразие гаммы цветов и фасонов осчастливит любую современную модницу.  Читать далее

Тренды, пришедшие из 60-х:

Начало. Тренды, пришедшие из 60-х. То что не выходит из моды.

Футуризм

В конце десятилетия Андре Курреж (Andre Courreges) разнообразил женский гардероб новыми вещами. Они были словно созданы не для повседневных забот, а для покорения космоса. Узкие брюки в сочетании с короткими жакетами, трапециевидные пальто и сапоги на плоской подошве… Этой осенью будущее стало еще реальнее. По подиуму шагали модели Calvin Klein Collection в белых нарядах из металлизированных тканей с отсутствующим взглядом и «космическим» макияжем. Читать далее

Актуальные стили в духе 60-х:

Начало. Минимализм. Девиз начала шестидесятых «меньше — значит больше». Это актуально и в длине — в 1962 году Мэри Квант первую коллекцию мини. Короткие юбки, платья бэби-долл, гольфы, туфли на низком каблуке — все это начало шесидесятых.  Читать далее

Тренды, пришедшие из 60-х

Начало. Каждое десятилетие 20 века — это определенная мода, которая рано или поздно подвергается особому циклу возрождения. При этом некоторые «стильные десятилетия» возвращаются в определенных чертах или деталях одежды. В данном случае речь о 60-ых, которые выражаются всплеском иронии в сторону моды этой эпохи. Читать далее

Знаменитые дизайнеры высокой моды

Начало. Модные дизайнеры.

Пако Рабанн

Девиз модельера Пако Рабанна (р. 1934) — «не соблазнять, а шокировать». Тем самым он, как и Куррэж, радикально порывал с прошлым, которое Диор с таким успехом пробудил к жизни. Теперь важнее всего было будущее, а для Рабанна оно заключалось в первую очередь в новых материалах.

Сын руководительницы испанского ателье Баленсьяги, Пако Рабанн с отличием закончил курс архитектуры в Париже, но затем занялся созданием необычных аксессуаров и попробовал свои силы, придумывая самые разные принадлежности, от туфель до сумок Кроме того, он работал для Баленсьяги, Кардена, Живанши и целых восемь лет — для Дома Диора. Пако Рабанн обрел свой собственный путь, начав изготавливать модные украшения из пластика. Следующий шаг вел к независимости: в феврале 1966 го- да Рабанн показал двенадцать «платьев, которые нельзя носить», сделанных из пластиковых пластинок. Три месяца спустя демонстрация его пляжных костюмов из пластика состоялась в ночном клубе «Крейзи Хоре»; модели представляли танцовщицы заведения. В сентябре того же года Рабанн показал свои первые модели из алюминия в комбинации с кожей и страусовыми перьями.

Это было его победой. Для аристократии шоу-бизнеса футуристические модели Рабанна, скроенные из металла, стали тем же, чем для голливудских сирен 30-х были белые атласные платья. Все героини современности, от французской поп-знамени- тости Франсуазы Арди до Одри Хепберн и девушек Джеймса Бонда, носили кольчуги Пако Рабанна, сшитые не нитками, а с помощью крючков, колец и клещей.

В конце 90-х годов Пако Рабанн, никогда не перестававший работать с такими нео- бычными материалами, как плексиглас, вощеная бумага или эластичные бандажи, пережил неожиданное возрождение своей славы, равно как и его конкурент Куррэж. А летом 1999 года маэстро окончательно утратил веру в будущее и объявил о том, что навсегда уходит из мира моды.

Эмануэль Унгаро

В 1965 году, начиная самостоятельную карьеру кутюрье, Эмануэль Унгаро (р. 1933) тоже был преисполнен веры в будущее. Опираясь на технику кроя, которую он шесть лет изучал у маэстро Баленсьяги, а потом еще два года применял на практике в ателье Куррэжа, Унгаро сначала показал строго современные комбинации блейзеров и шорт. Но вскоре этот потомок итальянцев, родившийся в южной Франции, выработал свой стиль, в основе которого лежит смелое сочетание узоров и красок. Для Унгаро цветочки на клетчатой и полосатой ткани или крупный «горошек» развеселых тонов — вполне обычное дело. Это принесло ему много верных клиентов, особенно в США. Ведь его платья и костюмы при всей своей элегантности неизменно очень сексуальны. Унгаро пользуется любовью женщин и в частной жизни. Свой салон он открыл вместе со швейцарской художницей Соней Кнапп, а позднее прославился связью с красавицей-актрисой Анук Эме. С 1989 года он состоит в браке с итальянкой Лаурой Фанфани. Унгаро не зарисовывает свои наброски, а приступает к работе с тканью прямо на теле манекенщицы. Он — один из тех немногих, которые долго сохраняли свою независимость. Лишь в 1996 году руководство делами было передано итальянской компании «Феррагамо», в то время как Унгаро по-прежнему погружен в творчество. Готовясь к шоу высокой моды, состоявшемуся в июле 1999 года, модельер вернулся к своим истокам и показал публике осовремененную версию стиля хиппи: длинные юбки из набойной ткани в цветочек, украшенные воланами, в сочетании с тускло-сиреневыми свитерами из кружев и ленточек, расшитые бисером штаны из тончайшего шифона и невесомо-легкие куртки или палатины с меховой опушкой.

Карл Лагерфельд

В 60-х годах приметы времени навели Карла Лагерфельда (р. 1938) совсем на иные мысли, чем Куррэжа и Кардена. Он сделал ставку на Pret-aporter. Вместо того чтобы взвалить себе на плечи собственный модный дом, Лагерфельд предпочел работать по найму, оставаясь свободным дизайнером. Словом, он двигался в направлении, прямо противоположном курсу Сен-Лорана. Но и не имея собственной империи, Лагерфельд все же стал «императором Карлом» — повелителем многих домов, которые процветали и благоденствовали под его творческим руководством. В первый раз он прославил себя и своих работодателей в «Хлоэ» в 1963 году. Проработав там двадцать лет, в 1993 году он ушел на несколько лет, но в 1997 году вернулся, чтобы вдохнуть новую жизнь в созданный им стиль «флирт-лук», бесподобно юный и женственный. В 1965 году в Риме Лагерфельд начал шить меховые коллекции для «Фенди». Сегодня он отвечает за все коллекции этого дома. Но величайшим свершением «императора Карла» стало возрождение стиля Шанель. По иронии судьбы именно Карл Лагерфельд, который в 60-х годах утверждал, что высокая мода устарела, к концу века является ее новатором. Неудивительно, что Дом Шанель осаждают в первую очередь американки. Ведь именно у Лагерфельда узкое вечернее платье, так популярное в конце тысячелетия (это от- даленная реминисценция на платья для коктейля, созданные Коко в 30-х годах), каждый раз выглядит по-новому.

Марк Боан

После ухода Ива Сен-Л орана в I960 году руководство Домом Диора перешло к Mapку Боану (р. 1926), который уступил его Джанфранко Ферре лишь в 1989 году. Почти 30 лет Боан осторожно, чутко и тактично обогащал традиции новыми веяниями, этого слова. Но в эпоху, когда мода становилась предметом пересудов в силу своей революционности и эпатажа, этого застенчивого, изысканного человека, не владевшего, в отличие от других дизайнеров, умением эффектно подать себя в глазах журналистов, обычно обходили вниманием. Посвятив всю свою карьеру ремеслу в классическом смысле этого слова, Марк Боан закончил профессиональную деятельность в Лондоне, где попытался вдохнуть новую жизнь в почтенный дом Нормана Хартнелла.

Ги Ларош

Ги Ларош относится к числу кутюрье, которые пришли в высокую моду непростым, окольным путем. Сначала он стал профессиональным шляпочником, в конце Второй мировой войны уехал в Нью-Йорк, в 1949 году перешел на готовую одежду, а после возвращения в Париж в 1957 рывком ворвался в «от кутюр». Его модели отличают простота кроя и нежные, хотя иногда довольно смелые краски. В 60-х годах Ги Ларош был очень популярен; у него одевались многие представители французского высшего общества, например, мадам Помпиду, виконтесса де Риб и создательница литературных бестселлеров Франсуаза Саган. Ларош занимался также мужской одеждой.

Соня Рикель

«Чего только нельзя сделать из ниток!» Соня Рикель (р. 1930) доказывает это миру с 1962 года. Тогда она была беременна. Не сумев подыскать подходящие теплые платья, Соня связала их себе сама. В результате многие женщины захотели иметь такую же одежду, и Соня начала продавать свои модели в модном магазине своего мужа. Как только она разрешилась от бремени, за платьями для беременных последовали платья-свитера, подчеркивающие фигуру, а в скором времени — целые вязаные ансамбли, куда входили свитера, кофты, юбки, широкие брюки, шали и пелерины. Эта одежда была всегда мягкой и удобной, но никогда — обвисшей и мешковатой. Поэтому она полюбилась всем женщинам, которые хотели оставаться стройным и элегантными, даже выглядя по-домашнему. В 1968 году Соня Рикель открыла свой собственный бутик в Париже. Через пять лет она стала вице-президентом Синдиката Pret-a-porter, каковым и оставалась на протяжении двадцати лет. Американцы окрестили ее «королевой трикотажа». Ее модели великолепно подходят для свободного времяпрепровождения, но отнюдь не в американском смысле, предполагающем спортивный стиль. Они выдержаны в чисто французском духе и располагают к элегантному безделью.

Мэри Квэнт

Мэри Квэнт (р. 1934) подарила нам мини, геометрические стрижки и колготки всех цветов и узоров. В 1955 году она начинала с собственного маленького бутика «ьазар» на кингс Роуд, где продавала простенькие блузы-распашонки, сшитые своими руками. В 60-х из этого возникла империя, для которой Мэри Квэнт создавала модели одежды, аксессуары и косметику. Она первая использовала хлорвинил для изготовления пальто и сапог, придумала наплечную сумку на длинном ремне и разработала свой стиль, главным образом для тинэйджеров. В 1966 году в Англии ее объявили «женщиной года» и наградили самым высоким орденом, но в конце 70-х годов она была почти забыта. Мэри Квэнт продала свое дело; с тех пор занималась только косметикой и созданием моделей для других фирм. Она по сей день существует за счет своей былой славы. Например, в Японии товары с лейблом Мэри Квэнт до сих пор раскупаются в колоссальных масштабах.

Уроженка лондонка, Мэри Квэнт изучала изобразительное искусство в Гоулдсмитс Колледже. Лишь после этого она рискнула попробовать себя в качестве предпринимательницы и модельера. Ее недорогие, подчеркнуто молодежные модели с самого начала имели грандиозный успех. Графически-скромные, прямые платьица Мэри. Подолы сначала прикрывали колени, но в I960 году поднялись до шокирующих высот: на свет появилась мини-юбка. Десять славных лет Мэри шла в ногу со временем. На всю свою продукцию она ставила черный логотип в виде цветочка как основу для фетишистского поклонения торговой марке. Продолжение.

Гении моды прошлого столетия

Начало. Поговорим о гениях высокой моды.

Ив Сен-Лоран

Уже самая первая коллекция Сен-Лорана вызвала «величайшую эмоциональную оргию в истории моды», как отмечала «Нью-Йорк Геральд Трибюн». Это произошло 30 января 1958 г., через три месяца после смерти Диора. Цвет международной моды в трепетном ожидании собрался на авеню Монтень, чтобы увидеть конец «от кутюр» — или ее будущее. Сможет ли этот юноша сохранить блеск и славу самого знаменитого салона высокой моды и тем самым спасти французскую экономику?

Он справился с этой задачей. Более того: он вызвал еще большую бурю восторгов, чем Диор. Конечно, дело здесь было не только в том, что силуэты Сен-Лорана соединили в себе роскошь и рафинированную технику кроя, присущие покойному маэстро. Успеху, несомненно, способствовал и образ самого молодого модельера. Он был таким высоким, худеньким, таким беспомощно-застенчивым…

Парижская пресса ликовала: «Великие традиции Диора продолжают жить». Но очень скоро выяснилось, что концепция Диора сильно отличается от взглядов его наследника. Диор творил для очень женственной, зрелой женщины, секрет очарования которой заключался в элегантности, неподвластной времени. Он стремился к тому, чтобы «от кутюр» сохранила традиции и шик прошедшей эпохи; его заветной мечтой было «освободить женщину от природы».

Открытие дома высокой моды состоялось в январе 1962 года. Толпа восторженных зрителей, которые со слезами на глазах бросились на модельера, настолько испугала его, что он даже спрятался в шкаф. С тех пор он страдал от нелегкой чести быть кумиром толпы, каким до него становились только спортсмены, кинозвезды или рок-певцы. Сам он однажды назвал внезапную славу «западней своей жизни».

Давление унаследованной от Диора традиции каждый сезон создавать нечто совершенно новое стало еще одной ношей на плечах Сен-Лорана. Будучи убежден в скором конце «от кутюр», которая, по его мнению, не соответствовала духу времени, он в 1966 году начал производить сравнительно недорогую одежду Pret-a-porter. Это означало, что он должен был создавать не две, а целых четыре коллекции в год, что ставило его на грань полного истощения. Подобно Скиапарелли Сен-Лоран вновь и вновь пытался раздвинуть границы моды или вообще перешагнуть их. В 60-х он ввел в женскую моду новые элементы, без которых ее уже невозможно представить: брючные костюмы, куртки-сафари (Рис.14), прозрачные платья, и прежде всего — женский смокинг, который с тех пор навсегда связан с именем Сен-Лорана. Как и Шанель, он многое взял из мужской моды, но при этом всегда умел сделать мужеподобное эротичным. Это лучше всех описала Катрин Денев, муза и подруга модельера: «Сен-Лоран творит для женщины, которая ведет двойную жизнь. Его дневные модели помогают ей противостоять миру, состоящему из чужих людей. В них она может пойти куда угодно, не привлекая к себе внимания; известная мужественность, присущая этим моделям, придает женщине силу, готовит ее к встречам, которые могут завершиться конфликтом. Но вечером, когда женщина проводит время с тем, кого сама выбрала, Сен-Лоран делает ее соблазнительной».

Придумывая вечерние платья, Сен-Лоран в изобилии использовал любимые хиппи стили «ретро» и «этно», но при этом создал их облагороженный, салонный вариант (Рис. 15). Кутюрье переносил своих клиенток то в древний Китай, то в Перу, то в Марокко или Экваториальную Африку, то в утонченную Венецию времен Казановы. Его обращение к царской России в коллекции 1976 года, на которую его вдохновили «Русские сезоны», стало сенсацией: «Это революция… это изменит развитие моды во всем мире», — пророчила «Нью-Йорк Тайме». Но нашлись и скептики, у которых «русская революция» Ива Сен-Лорана вызвала гораздо меньше восхищения. «Слишком много ностальгии», «скорее костюм, чем мода», сетовали критики. Сам Сен-Лоран считал, что это, быть может, не самая лучшая, но, безусловно, самая красивая из его коллекций. Создав великолепные «крестьянские наряды» в русском стиле, модельер, без сомнения, доказал, что среди всех кутюрье нашего века именно он наделен наиболее безупречным чувством цвета. Эту репутацию укрепила его следующая, «китайская», коллекция, которая еще больше блистала театральной роскошью. Никто, кроме него, не рискнул бы сочетать желтый с лиловым или оранжевый с красным и розовым.

Кутюрье черпал свои идеи не только в дальних странах и прошедших эпохах, но и в искусстве. Матисс, Пикассо, Мондриан, Том Вессельман и близкий друг модельера Энди Уорхол — все они присутствуют в моделях Сен-Лорана через свои произведения (Рис. 12, 13). Однако у художников не возникало чувства, что их эксплуатируют; эскизы Сен-Лорана были вполне самостоятельны, являясь скорее почетной данью тому или иному живописцу. Сен-Лорану казалось естественным, что человек может сегодня одеться как живая икона оп-арта, а завтра — как китайский мандарин, и женщины переняли у него этот подход. Именно его заслуга в том, что они уютно чувствовали себя и в мини, и в макси и могли надеть жакет в стиле 40-х годов с такой же легкостью, как вышитую монгольскую рубашку. Лишь его противники по-прежнему не скупились на язвительную иронию.

Такой «контрастный душ» из неумеренных похвал и уничтожающей критики заставил бы страдать даже менее ранимый талант. Сен-Лоран, так и не сумев до конца оправиться от кризиса, пережитого в армии, боролся с депрессией и тягой к самоубийству при помощи алкоголя и наркотиков.

Сен Лоран первым из дизайнеров при жизни удостоился ретроспективы в нью-йоркском музее «Метрополитэн». За ней последовали и другие выставки и награды. В неполные 50 лет Сен-Лоран вознесся на Олимп, как будто он уже покинул мир живых. На самом деле многие уже давно объявили, что мода Сен-Лорана мертва. Однако истина заключается в том, что в середине 80-х годов он отрекся от «моды, которая выходит из моды», и сделал ставку на поступательное развитие. То, что это решение Сен-Лорана оказалось пророческим, подтвердила «Нью-Йорк Тайме» после демонстрации коллекций 1997 года: «Если в других местах публика смотрит на подиум, чтобы увидеть нечто новенькое, то у Сен-Лорана она может спокойно созерцать то, чему суждена долгая жизнь…»

Андрэ Куррэж

Когда Андрэ Куррэж (р. 1923) вместе со своей будущей женой Коклин Баррьер основал собственный Дом «от кутюр» в 1961 г., он идеально уловил ключевые тенденции своего времени. До этого и он, и Коклин не один год проработали ассистентами у Кристобаля Баленсиаги, у которого они научились отказываться от всего декоративного и концентрироваться на идеальном крое. Куррэж, в прошлом пилот и мостостроитель, обставил свой салон под современную лабораторию — повсюду белизна и зеркальный блеск хромированных поверхностей. Андрэ и Коклин разработали свою весенне-летнюю коллекцию 1965 года, которая вошла в историю моды как символ современности.

Это был дебют мини на подиуме «от кутюр». Прямые, довольно широкие платья от Куррэжа не производили впечатления жесткости и угловатости благодаря вшитым или просто заглаженным закруглениям. К ним прилагались сапожки из белого пластика со срезанным носком. «Манекенщицам приходилось учиться ходить поновому», — вспоминает Коклин, которая и сама брала уроки танцев. А автору коллекции приходилось по-новому рассчитывать пропорции.

Благодаря своему «космическому стилю» Куррэж стал тем кутюрье, которого в 60-е годы чаще всего копировали; обвинив в этом прессу, он на два года закрыл свои двери для журналистов, а сам тем временем шил для своих клиенток шорты-бермуды и «штанишки», которые предлагалось носить под короткими платьицами. «Этот человек одержим идеей разрушить женщину, уничтожить формы ее тела, чтобы превратить ее в маленькую девочку», — злилась Шанель. На это Курреж парировал: «Я без скальпеля сделал женщин на 20 лет моложе».

На деле его прием, состоявший в том, что расстояние между платьем и кожей не должно составлять менее трех сантиметров, давал свободу движений, которая молодила больше, чем любой корсет. Создав свою вторую линию «Кутюр фютюр» он в 1969 году ввел в Pret-a-porter грубый шерстяной трикотаж, играющий роль второй кожи. «Я всегда хотел создавать только спортивную моду», — говорит Куррэж, который сам был увлеченным альпинистом, рэгбистом и легкоатлетом. По сути, он мог бы даже не тратить силы на свои знаменитые мини, потому что в конце концов пришел к выводу, что достаточную свободу могут обеспечить лишь женские брюки. Однако это не помешало Куррэжу в 1972 году взяться за создание платьиц с рюшами (правда, эта идея оказалась провалом).

Передав свое предприятие японской компании «Итокин» в 1985 г., Куррэж посвятил себя живописи и скульптуре. В последние годы его заново открыли в качестве «Корбюзье моды»; устремленные в будущее модели, созданные в 60-х годах, находят сегодня новых поклонников и подражателей.

Пьер Карден

После триумфального успеха «Нового направления» Диора в Париже, в одночасье вернувшем себе звание всемирной столицы моды, воцарилась атмосфера «золотой лихорадки». В 1951 году Пьер Карден, который успел поработать у Пакен, Скиапарелли и Диора и был автором костюмов к фильму Кокто, показал свою первую коллекцию. Из-за недостатка стартового капитала она состояла всего из 50 пальто и костюмов. Эту коллекцию ждал оглушительный успех именно потому, что Карден нисколько не старался подражать Диору и Баленсьяге. Карден родился в Венеции в 1922 году; когда он начинал, у него было всего 30 сотрудников, но через год у него работало уже 90 человек. Столь же резко возросли и его цены: он требовал за костюм до 1 200 000 франков. В одном интервью он признался: «Сегодня я бы постыдился потребовать такую цену». Но в 50-х деньги, казалось, не имели никакого значения. Это был «золотой век» высокой моды. К тому же Карден, изучивший портняжное ремесло уже в 14 лет, продемонстрировал не только талант кутюрье, но и незаурядные способности бизнесмена. Он первым не постеснялся разработать одежду для универмага «Прэнтам». Считается, что именно Карден установил рекорд по количеству лицензий, принадлежащих ему в разных странах мира. Тем не менее не стоит забывать и о том, что он — один из самых выдающихся новаторов «от кутюр». В 1958 году он создал первую линию «уни-секс», которая объединила мужчин и женщин по принципу общего стиля жизни, а в 60-х он вместе с Куррэжем являлся лидером авангарда.

Но самый революционный поступок Карден совершил в 1959 году, изготовив коллекцию готовой одежды еще до того, как во французском языке появилось соответствующее слово. После этого Синдикат высокой моды исключил его из своих рядов. Однако там вскоре тоже поняли, что американская готовая одежда завоюет и родину моды. На скорую руку окрестив ее

«Pret-a-porter», кутюрье предоставили право зарабатывать на этом деньги, и Карден был милостиво принят обратно. Продолжение.