60-Е. ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕСЯТИЛЕТИЯ

«Свингующие шестидесятые» были самым важным десятилетием 20 века. Доказательством служит тот факт, что об этой эпохе до сих пор не сложилось единого мнения. Одни считают ее золотым веком новых свобод, а другие — мрачным десятилетием, которое принесло с собой крушение морали, авторитета и дисциплины.

Период 1960-х гг. связан с надеждой на большие перемены в советском обществе, обуслоленные хрущевской оттепелью. Технический прогресс в стране, ее постоянная конкуренция с США характерна для этой эпохи. Первые полеты Юрия Гагарина и Валентины Терешковой в космос изменяют представления о возможности человека. Но дальнейшие изменения в мировой политике, карибский кризис, а так же строительство берлинской стены и усиление холодной войны становятся новыми вехами в этой напряженной эпохе шпиономании.

Все, что пришло в движение в 60-е годы, до сих пор оказывает общественное, политическое и культурное влияние на нашу жизнь.

Исходный импульс всему этому дала молодежь, которая всегда была главным носителем надежды в обществе. В результате послевоенного «бэби-бума» процент молодежи среди населения резко возрос, молодежное влияние было сильно как никогда. Тинэйджеры, ставшие в 50-х годах потребителями благосклонность которых стремились снискать производители превратились в двадцатилетних бунтовщиков, подвергавших сомнению все святыни своих родителей. Одной из причин этого явления было экономическое чудо. Хотя оно свершилось уже в 50-х во всей полноте его плоды можно было пожинать лишь теперь, спустя десять лет, когда они стали доступны практически каждому. Однако многие молодые люди не хотели платить за это положенную цену — приспосабливаться, подчиняться, отказываться от себя. Они восставали против авторитета родителей, церкви и государства, начали поиск новых ценностей, развенчали общепринятую двойную мораль, которая заставляла людей делать одно, публично проповедуя совсем другое.

Подобные конфликты между поколениями происходили всегда. Новым было то, что молодежь не только протестовала, но и создала собственную культуру, вынеся ее на рынок в таких масштабах, что эта культура уже не бурлила где-то в подполье, а стала воистину вездесущей. Некоторое время казалось, что представления о лучшем мире, в котором будет больше честности и человечности, даже удастся претворить в жизнь. Так или иначе, это желание объединяло всех молодых людей: и тех, кто мыслил в политических категориях, и тех, кто занимался поп-культурой, и тех, кто просто наивно мечтал о мирной жизни, полной радости.

Послевоенного поколения, создавших экономическое чудо. За фразой «… ты должен чего-то достичь в жизни» обычно следовала угроза: «Пока ты садишься за мой стол, будешь делать то, что я скажу». Нередко это приводило к отказу от любых достижений и отторжению семьи и всего, что с ней связано: брака, верности, традиционного распределения ролей между мужем и женой. Принуждение представлялось корнем всех зол. А что, если не позволять собой командовать, если выбирать сексуальных партнеров так же свободно и спонтанно, как одежду, в которой больше не хочется видеть символ социального статуса? Сказано — сделано, и молодежь радостно предалась райской свободе. Уши Обермайер описывает это так: «Все было абсолютно новым: мода, музыка, философия, образ жизни. Живя в коммуне, мы находились в семье, которую сами себе выбрали. В жизни мы следовали принципу удовольствия, старались все перепробовать».

В этих экспериментах молодежи помогло изобретение противозачаточных таблеток. Появившись на рынке в 1961 году, они впервые позволили надежно и легко предохраняться от беременности. Без этих маленьких круглых пилюль сексуальная революция была бы невозможна. Насколько они помогли эмансипации женщины — это еще вопрос. Появление «пилюли» привело в первую очередь к тому, что мужчины полностью освободились от чувства ответственности. А женщины вскоре ощутили принуждение иного рода — необходимость постоянной готовности к сексу. Лишь немногие могли сказать о себе, как Уши Обермайер: «Я всегда делала только то, что хотела, и никогда не рассматривала себя как феминистку». На баррикады феминизма в конце 60-х многих женщин привели именно неожиданные последствия приема противозачаточных таблеток и сексуальной революции.

Условием свободы такой женщины, как Уши Обермайер, была в том числе и финансовая независимость. Как топ-модель Уши могла позволить себе все. Она была не единственной, кто с неожиданной быстротой нажил состояние в молодые годы. Экономическое чудо все еще было в расцвете; бум приносил прибыли молодым предпринимателям, которые обрели самостоятельность, занимаясь клубами, дискотеками, порнографией, андеграундными журналами и бутиками, и прежде всего — музыкальной индустрией. Молодежный рынок сбыта обслуживали в первую очередь молодые люди, которые разбогатели, продавая то, что нравилось им самим. А молодые вовсе не были противниками идеи потребления. Молодежь тратила деньги на индивидуальную моду, путешествия, наркотики, рок-н-ролл.

Музыка была стихией, которая объединял всю западную молодежь, невзирая на государственные границы, классовые, расовые и половые различия. Предтечами были Билл Хэйли и Элвис Пресли, потом возник спрос на «Битлз» и «Роллинг Стоунз», «Ху», «Кинкс», Джими Хендрикса и Эрика Бердона. Их музыка выражала все, что не вмещалось в слова, и люди следовали ей, как могли. В качестве шикарных девушек-«групи», которые повсюду ездили за буйными музыкантами, выступали в основном модели и красивые дочери богачей. Они немало способствовали тому, что 60-е остались в памяти как время «секса, наркотиков и рок-н-ролла». Этому имиджу не вредило даже то, что некоторые рокеры вполне по-мещански вели своих избранниц к алтарю, как Мик Джаггер — Бьянку. Главное, что распутная жизнь продолжалась.

В отличие от «Роллинг Стоунз» «Битлз» не остановились на «личном удовлетворении». Помимо этого они стремились обрести и внутреннее просветление. В 1967 году, избрав своим гуру Махариши Махеш Йоги, они стали застрельщиками движения, которое в поисках смысла бытия ориентировалось главным образом на далекий Восток. А ультрасовременные «стиляги» с прическами в форме гриба, которые следовали в моде вполне определенным, хотя и новым, законам, очень быстро превратились в хиппи (по крайней мере, по мнению средств массовой информации, для которых все «патлатые» были мазаны одним миром).

В искусстве десятилетия царствовали такие направления, как поп-арт и оп-арт.

Поп-арт. В других странах эпоха шестидесятых прошла под знаком других имен, одним из которых стал культовый (уже тогда) авангардный художник Энди Уорхол (настоящее имя — Андрей Вархола, 1928-1987). В 1960-е будущая звезда поп-арта «только начал рисовать свои полотна». О том, как все начиналось, Уорхол в соавторстве со своим личным секретарем Пэт Хэкетт поведал в книге «ПОПизм», без ложной скромности сопроводив ее подзаголовком «уорхоловские 60-е»: «Когда к 1960 году в Нью-Йорке появился поп-арт, все им так прониклись, что даже занудным европейским умникам пришлось признать его частью мировой культуры… Поп-арт работал с образами, которые любой прохожий с Бродвея узнавал на раз — комиксы, столики для пикника, мужские брюки, знаменитости, занавески для ванной, холодильники, бутылки колы — в общем, со всеми теми классными современными вещами, которых так усердно не хотело замечать современное искусство» (Рис. 1-4).

Однако тех, кто уже приготовился к подробным, хронологически последовательным воспоминаниям на тему «моя жизнь в искусстве», предупредим сразу: такого «кина» не будет. Будет другое — обрывочный, случайный, поверхностный даже взгляд в прошлое. Субъективность и непоследовательность присущи большинству мемуаристов, претендующим, однако, как раз на объективность и последовательность. У Энди Уорхола все иначе: обрывочность и несостыковки — не досадная оплошность, а принцип. Как подмечено в предисловии переводчика книги Людмилы Речной, «это просто еще одно проявление ПОПизма — заполнять поверхность деталями, но не концентрироваться на них. Собирать пазл, не интересуясь каждой отдельной составляющей»…

В 1962 году Уорхол создал сенсационную серию полотен, на которых были изображены, зачастую в кричащих цветах, банки кока-колы и консервов, в том числе — знаменитые изображения банки томатного супа «Кэмпбелл», ставшие визитной карточкой Энди Уорхола. Радикальные арт-критики сразу обратили на них внимание, заявив, что произведения молодого художника искусно вскрывают пошлость, пустоту и безликость западной культуры массового потребления. Впоследствии Уорхол стал создавать более эпатажные произведения, такие как выполненные в «кислотной» манере образы кумиров современного общества: Мэрилин Монро, Мика Джаггера, Мао Цзэдуна. Поговаривали, что в качестве «последнего штриха» Уорхол просил своих любовников помочиться на подобное произведение. Скандальная репутация Уорхола способствовала росту цен на работы из этой серии. В настоящее время рыночная стоимость картин Уорхола нередко измеряется десятками миллионов долларов.

Во второй половине 1960-х Уорхол стал проявлять интерес к кино. Фильмы, снятые им вместе с Полом Морисси, — первая ласточка сексуальной революции. Самая ранняя короткометражка Уорхола изображает фелляцию двух мужчин. Параллельно с экспериментами с любительским кино Уорхол продюсирует первую альтернативную рок-группу — The Velvet Underground. Он также выступил дизайнером обложек ряда концептуальных альбомов, например, «Sticky Fingers» группы The Rolling Stones.

Оп-арт прочно связан с абстракционизмом, здесь создается особая эстетическая среда калей-доскопических эффектов, особые изобразительные формы, далекие от воспроизведения действи-тельности. Опираясь на определенные психологические особенности человеческого восприятия, художники оп-арта успешно использовали некоторые зрительные иллюзии. В качестве средств образной выразительности в оп-арте фигурирует цвет, декоративный, контрастный или мягкий, тающий в полутонах, и геометризированный рисунок в виде спиралевидных, извивающихся линий, однообразных геометрических очертаний, усложненных наложением или совмещением разных планов узора. Творчество оп-арта можно было бы рассматривать как разновидность декоративно-прикладного искусства. Известно, что художники-модельеры широко используют оптические мотивы в росписи тканей, создавая монохромные или цветовые композиции, переливающиеся при всяком движении костюма или платья.

Оп-арт стремится к достижению оптической иллюзии движения неподвижного художественного объекта путем психофизиологического воздействия на зрителей, их активизации. Эстетическая специфика Оп-арта заключается в замене классической перспективы многофокусным видением виртуального оптического пространства. Движение в нем всегда виртуально, а не реально: визуализируется сама его идея. Создается иллюзия «ожившего пространства», плоскостное восприятие картины разрушается.

Художники оп-арта использовали различные зрительные иллюзии, опираясь на особенности восприятия плоских и пространственных фигур. Эффекты пространственного перемещения, слияния, парения форм достигались введением ритмических повторов, резких цветовых и тональных контрастов, пересечения спиралевидных и решетчатых конфигураций, извивающихся линий.

Задача оп-арта — обмануть глаз, спровоцировать его на ложную реакцию, вызвать образ «несуществующий». Визуально противоречивая конфигурация создает неразрешимый конфликт между фактической формой и формой видимого.

60-Е. ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕСЯТИЛЕТИЯ: Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *